В верх страницы
В низ страницы

11.07.2018 - Открыт набор модераторов

10.07.2018 - Открыт набор пиарщиков

05.07.2018 - Проведена чистка баннеров

03.07.2018 - Подведены итоги розыгрыша "Самые важные" за июнь. Поздравляем победителей!

23.06.2018 - Удален Техраздел. Теперь поиск АМС, игроков и иных людей на свои проекты проводится в соответствующих темах раздела "Заселение форумов"

20.06.2018 13:00 - "Бесплатный час"
время вышло
следите за обновлениями

01.06.2018 - Летние цены на пиар! Спешите сделать заказ!

01.06.2018 - Летнее обновление дизайна. Обновите и свой всего за 100 руб!

22.05.2018 18:00 - "Бесплатный час"
время вышло
следите за обновлениями

09.05.2018 - Бонус ко Дню Победы



Мийрон

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Мийрон » Фэнтези » Мистерия


Мистерия

Сообщений 241 страница 245 из 245

241

***

Если уж не сами слова, то эмоции в голосе Леандро заставили Рене на время отступиться. В конце концов, у неё не было сейчас полномочий устраивать ему допрос с пристрастием. Сумбурный рассказ курчавого намекал, что в голове у него полнейшая каша. Причины могут быть самыми разными: может, он умом тронулся (и она бы его за это не винила), может, ему просто туда туману понапускали люди поумнее его. Этот мир с самого её попадания сюда пытался её сломать, и неудивительно, если многие люди тут уже ходят искалеченные на всю жизнь. Его объяснения по поводу метаморфов устроили Эскорца; детали его истории вряд ли стоили того, чтобы их уточнять.
Самое важное - он тоже не отсюда, он тоже не по своей воле вляпался в чужое дерьмо. Только, в отличие от Рене, он бесхребетный. Но Инквизитор роль пешки в чужих руках играть не станет.
У неё, конечно, сразу возникла пара новых вопросов. Например, о мирах. “Он явно тоже попал в Мистерию откуда-то ещё… Действительно чистилище для грешников отовсюду? Умбра спаси, да что этот баран мог сделать, чтобы его так наказали? И ещё. Они ведь не лавинианцы, они не признали во мне церковницу. Из какой глухомани явилась эта парочка?”
Его слова по поводу засилья тёмных магов её ни капельки не удивили. Ещё и Лая вкратце всё подтвердила. Чётко, лаконично, сдержанно: Рене всё больше нравилась эта женщина. “Парню повезло, что за ним хоть кто-то приглядывает”, - подумалось ей.
- Благодарю, - просто кивнула она обоим. - Это не всё. Продолжим позже.
Могилу определённо кто-то разорял. Прямо сейчас. Рене так и хотелось взять и ткнуть мечом в пустоту, но это было бы тактической ошибкой: разорителя не видно, если она промахнётся, то у неё просто могут выдрать Гильотину из рук. А потому женщина, держа меч остриём вниз у правого бедра, дожидалась, пока неизвестный изволит показаться.
- Немедленно покажись, - повторила она. - Я считаю до трёх…
Считать не пришлось - из могилы кто-то с визгом полез. Рене немедленно выставила вперёд клинок и приставила его остриём к шее незнакомки, разглядывая её свысока.
- Я - Инквизитор Багровой Церкви, - холодно заметила она. - У тебя есть одна минута, чтобы объяснить, почему ты грабишь эту могилу...ох, - заметила она наконец опутанные чёрными прядями волос щиколотки. Рене мгновенно пришла к очень несложным умозаключениям: единственная донёсшаяся из-под плиты связная реплика принадлежала, скорее всего, не девушке, а её неупокоенному обитателю, в волосах которого несчастная и запуталась. Учитывая, что только что тут был проведёт акт мерзкой некромантии, нет ничего удивительного в том, что напитанная тёмной магией почва пробудила ещё несколько мертвецов.
У Рене с разорителями кладбищ разговор был короткий, но с потенциально ожившими трупами - ещё короче. Женщина - человек, и её от такого ужаса надо защитить. Еретики и колдуны должны нести наказание от рук честных людей и помазанниц Церкви. А потому Эскорца быстро шагнула в сторону, отводя Гильотину от шеи девушки; а потом нанесла точный, резкий удар по натянувшимся волосяным путам. Она рубила как можно дальше от кожи блондинки - намерения лишить ту ноги у Рене пока не было. Хоть она того и заслуживает.
- Огня! - потребовала она у Леандро и Лаи на тот случай, если под плитой и правда прячется оживший труп. Сталь - это хорошо, но пламя против таких тварей должно работать в сто раз лучше. Наверняка она не знала. Ей ведь не приходилось встречаться с взаправдашними упырями. Страха она сейчас не испытывала в первую очередь потому, что непосредственного обитателя гробницы видно не было. - Факел мне!
Будет, конечно, смешно, если девчонка просто запуталась в не до конца истлевших волосах и запаниковала, но после всего только что увиденного имеет смысл перестраховаться десять раз. По этому кладбищу, в конце концов, даже беспокойный дух летал.


Рене Эскорца

0

242

https://image.ibb.co/hVNB6d/2.jpg

1 место - Рехста

Снафф

Соседка по камере Екатерину интересовала с самого момента их встречи. Интерес этот в первую очередь объяснялся внешностью. Рехста (имя, конечно, не настоящее, но стоит ли удивляться, что в этом месте все предпочитали клички?..) была лысой, подтянутой, покрытой шрамами и татуировками. Глаза – тёмные, бесчувственные, тонкие губы вечно изогнуты в слегка презрительной ухмылке. Говорила она хрипло, рублено, за словом в карман не лезла. Словом, бывалая тётка, сразу видно. У такой должно быть полно историй.
Так что уже на третьи сутки Катя не удержалась и обратилась к соседке с простым вопросом. Она, конечно, не собиралась давить, если та вдруг откажется. Рехста ей напоминала Фуриосу из “Безумного Макса: Дороги Ярости”; скажешь ей что-то не то и тебе вмиг шею сломают. Но та, на удивление, решила ответить.
- Я кое-кого убила, - пробормотала Рехста, пуская дешёвый сигаретный дым.
Естественно, Катя хотела знать больше.

Рехста очнулась в тесном крошечном помещении, связанная по рукам и ногам. Света – ноль; ни малейшей щелочки…а, глаза завязаны. Руки заведены за спину и привязаны в запястьях к лодыжкам. Во рту – какой-то дрянной комок ткани. Тело ломит, голова раскалывается от боли и звона в ушах, но через этот самый звон пробивается мерное гудение двигателя. Она попробовала приподнять голову и уткнулась макушкой в крышку. “Багажник”, - смекнула девушка.
Ужас запоздал, но опоздание своё он с лихвой возместил мощью удара. Он нахлынул чудовищным цунами, сминая всякие преграды. Рехста замычала в кляп, задёргалась, забилась, но всё было впустую – путы не поддавались ни на сантиметр, а губы, похоже, заклеили скотчем. “Кто?! Куда меня везут?! Выпустите меня отсюда, тут слишком тесно, что за чертовщина…”
Но сколько бы она ни билась, сколько бы ни мычала, всё было впустую. Машина всё так же катилась вперёд, временами входя в крутые повороты. Иногда до ушей доносился визг шин, иногда – звенящие автомобильные гудки. И потихоньку истерика Рехсту начала отпускать. Она, в конце-то концов, попадала уже во всякие дурацкие передряги. Не настолько дурацкие, правда… Пора восстановить последовательность событий.
Да какая там последовательность! Погуляла в том баре на славу, упустила из внимания собственный бокал, кто-то сыпанул туда рогипнола или ещё какой гадости. Потом этот же кто-то представился её роднёй. Интересно, её выбрали случайно, или же долгое время прицеливались? Она ведь, в конце-то концов, завсегдатай в “Летучей мыши”. Семьи у неё тут нет, друзей – раз-два и обчёлся. Искать Рехсту начнут нескоро.
Девушка приказала себе успокоиться. Если повезёт, обойдётся изнасилованием.
Автомобиль затрясло. Может, съехали с нормальной дороги? Куда ж её вывозят? Ещё несколько минут – и тачка тормозит, слышны хлопки дверей. Щёлкает замок. Свет! Сквозь плотную материю пробивался свет ослепительно яркого солнца…или фонарика айфона-Х. Рехста закрыла глаза, попыталась промычать “кто вы такие”, но вышло, само собой, не очень.
Свет исчез, ушей коснулась пара пошловатых шуточек и смешков. Чьи-то сильные руки вытащили её из багажника, взвалили на широченное плечо (какой-то человек-шкаф…). Опять смешки, опять гнусные комментарии по поводу её фигуры, груди, волос и ног. Рехста взбрыкнулась, попыталась врезать макушкой по лицу своего носильщика, но тот с лёгкостью уклонился и отвесил ей оплеуху. Девушка всё равно ещё немного подёргалась в попытке размять затёкшие конечности.
Голосов звучало несколько. Словарный запас “шкафа” ограничивался словами “да”, “понял” и “босс”; отпускали шуточки и отдавали указания два других парня. “Какие-то малолетние скоты”, - подумала Рехста. – “Двадцатилетние придурки с глубокими карманами?”
В какой-то момент прозвучал и женский голос. К девушке Рехста сразу прониклась отвращением и мысленно пожелала ей всего того, через что сейчас предстояло пройти ей самой.
Ветерок, обдувавший кожу, вскоре исчез. Рехсту занесли в здание. Потом, кажется, спустили по лестнице. Ударили бедром об дверной косяк. Сейчас, наверное, бросят на кровать, или даже просто на пол. Вот сейчас надо будет просто отключиться. Абстрагироваться. Если эти ребята так хорошо сработали, то защитить себя ей не дадут…
- С днём рождения, Димон! - хором воскликнули оба шкета и их девчонка. Рехсту чуть не стошнило. Человек-шкаф опустил её на пол…по ощущениям, кафель. Кафель легко отмывать.
- Вон туда оттащи и развяжи, Гена, - приказал неизвестный голос, и шкаф пинком отправил Рехсту в другой угол. – Всё. Вот теперь она на сцене.
“Сцене? Они снимать это собрались”, - поняла Рехста. Кто-то отодрал с её губ скотч – грубо, кожа заныла, и, кажется, нижняя губа порвалась. Она онемевшим языком вытолкала изо рта кляп, в этот же момент с глаз исчезла повязка. Взгляду молодой женщины открылась блестящая белая плитка, на которой влажным комком лежали её собственные носки в разноцветную полосочку.
Шкаф разрезал чем-то бечёвку. Рехста немедленно отползла от него подальше, уперлась спиной в стену. Конечности слушались. Слушались! “Ну и что, получится у меня что-то сделать?..”
Если бы не тот факт, что ситуация была жуткой и опасной для жизни и здоровья, Рехста бы сейчас расхохоталась. Её пленителями и правда оказалась группа очень молодых людей. На худощавом товарище за огромной камерой, Димоне, красовалась кепка с выложенными стразами цифрами “24”, что позволяло догадаться о среднем возрасте компании. Тех двоих, что приехали с ней, она сразу окрестила Толстым (у него было круглое безбровое лицо с двойным подбородком) и Носатым (основной орган обоняния напоминал огурец); а девчушку – Кобылой, потому как ни макияж, ни крутые шмотки не сглаживали длины её лица и выступающие формы челюсти. Шкаф же мысленную кличку всецело заслуживал. Ему было лет сорок, и носил он деловой костюм и квадратное пальто.
- Гена, дальше мы сами, - уверенно произнёс Димон, и сердце у Рехсты забилось чаще. Шкаф покинул помещение через единственную дверь. Носатый открыл большой кожаный чемодан. Кобыла уселась на стул рядом с именинником. Толстый разглядывал Рехсту.
Рехста разглядывала объекты, которые Носатый у неё на глазах вынимал из чемодана. Первой в глаза бросилась металлическая бита. Потом были ножи с широкими лезвиями, мачете, шипастый шар на металлической цепи, нунчаки, кастеты…
“Четыре озабоченных придурка собрались снимать не просто порно”, - осознала она. – “Это будет снафф. Но вот цель атаки они выбрали случайно, потому что иначе бы догадались меня не развязывать. Или они надеются на остаточные эффекты рогипнола? Да нет, они просто не знают, кто я. И Шкаф вышел…”
- Ну что, кто пойдет? – бросила Кобыла лениво. Она нервничала, но делала вид, что всё в порядке. Скорее всего, она в этих делах новенькая. Димон тем временем обошёл свою камеру, встал перед объективом и гордо заговорил:
- Дамы и господа, добро пожаловать! Мы сейчас начнём. Рассаживайтесь поудобнее у своих экранов.
“Золотые ребятки не просто записывают, они стримят для богатых извращенцев”, - соединила наконец точки Рехста. – “Надо же. Я-то думала, такие истории – чистейшей воды сказки. Сейчас толстяк и Носатый начнут меня своим инструментарием по кусочкам раздирать”
Она вжалась в стену, стараясь унять дрожь в конечностях. Согнула-разогнула руку, выгнула дугами ступни, проверяя работоспособность сухожилий в лодыжках. Сглотнула. У неё будет только одна попытка.
Носатый вручил Толстому хлыст, сам взял металлическую биту, и они оба двинулись к Рехсте с разных сторон, оставив посередине угол обзора для камеры. Димон снова сидел за камерой, выполняя роль оператора. Кобыла закинула ногу на ногу и сделала скучающую морду. Круглолицый чревоугодник получил от Димона знак, гордо хрюкнул, замахнулся и хлестнул. Больно! На груди Рехсты осталась алая полоса. Толстяк опять поднял руку.
Рехста сорвалась с места, словно взведённая пружина; её пальцы поймали свистящую в воздухе плеть, дёрнули в сторону. Парень не догадался отпустить орудие пыток и шагнул вслед за ним. Вот только там как раз прогудела в воздухе стальная бита, кончик которой опустился на подставленное запястье Толстого. Он взвизгнул, как свинья резаная, и выпустил хлыст. Рехста отпрыгнула, перехватила трофей за рукоять, щёлкнула для острастки по полу.
- Гена! – истошно заорал Димон. Но шкаф в комнату не спешил заходить.
Рехста хлестнула Толстого, тот отшатнулся в сторону с кровавой полосой через левый глаз. Носатый его отпихнул и рванулся женщине со своей битой. Рехста бросила кнут и прыгнула вперёд, сокращая дистанцию быстрее, чем того ожидал её оппонент. Бита вдруг стала бесполезна. Женщина со скоростью пулемёта заработала кулаками по лицу Носатого, в результате чего его великолепный огурец почти мгновенно превратился в мятый баклажан. Бита рухнула на кафель. Колено Рехсты въехало мужчине в пах, он согнулся пополам, получил второй удар коленом в лицо и мешком упал наземь.
Она наклонилась и подняла биту. Впервые за прошедшее с момента пробуждения время улыбнулась. Кобыла тем временем наконец начала визжать, а Димон, остолбенев, сидел за своей камерой.
Бита с хрустом и хлюпаньем врезалась Носатому в коленную чашечку, потом – во вторую. Рехста прыгнула, приземлилась босой пяткой на вражье горло, с удовлетворением отметила приятный хлопок ломающейся гортани. Толстяк как раз отворачивался от кожаного чемодана с мачете в руках. Он его занёс для удара, которому не суждено было случиться: толстый и тяжёлый кончик биты врезался в обхватившие рукоятку пальцы. Лезвие упало на пол. Рехста со всей дури врезала битой Толстяку по морде, отпустила её и подняла мачете. Взглянула в собственное отражение в лезвии. Хмуро изучила красную полосу у себя на груди. Облизнула окровавленные раненые губы.
Толстяк всхлипывал, Кобыла визжала, Димон звал на помощь Геннадия, но Шкаф всё не отзывался.
Рехста крутанула весело мачете, повернулась к камере и поманила к себе Кобылу. Девчонка вскочила со стула и спряталась за его спинку. Вздох.
- Дима, друг мой, - обратилась она хрипло к имениннику. – Если ты всё снимешь, чтобы нанявшие тебя извращенцы увидели, то выйдешь отсюда живым, идёт?
Он согласился. Она не сдержала своего обещания.

- Вау, - выдохнула Катя. – Оскопить всех на камеру и так…порезать…это ты, конечно, круто. Но ты молодец, правда! Они же козлы, и это же в порядке самообороны…тебя родители что ли их засадили? Ты ж крутая! Психопатка, но крутая! Тебе школу самообороны надо открыть!
- Меня посадили не за убийство этой четвёрки. – тяжело обронила Рехста.

Спустя полтора часа она энергично стряхивала кишки Димона с мачете прямо перед объективом камеры. В крови (вперемешку с потрохами и кусками кожи; в чемоданчике Носатого обнаружилось замечательное приспособление вроде тёрки для сыра) Рехста стояла чуть ли не по колено. Даже волосы от неё слиплись. Что поделать, от артериального фонтана не спрячешься…
В дверь постучали. Рехста помахала аудитории на прощание и повернулась навстречу смерти.
“Ну хоть повеселилась напоследок”, - подумала она. – “Они это заслужили”
Дверь открылась и в неё вошёл Гена. За ним – ещё трое таких же шкафоподобных мужиков и один мелкий, усатый, с зачесанными набок волосами. Шкафы разошлись по углам, ненавязчиво демонстрируя пистолеты. Рехста пожала плечами и бросила клинок.
- Они сами напросились, - кисло пробормотала она. Интересно, какие мучения ей устроят за происшедшее здесь? Разберут по кусочкам кусачками? Зальют в горло расплавленный металл?
Усатый остановился в метре от неё, переступил с ноги на ногу, хмыкнул. И улыбнулся.
- Я хочу предложить вам работу, - фальцетом сообщил он. Гена подмигнул из-за его спины. – Очень высокооплачиваемую работу. Мы сегодня побили все рекорды просмотров.

- И ты согласилась? – прошептала Катя, побелев от ужаса.
Рехста усмехнулась. Усмешка не сходила с её лица вплоть до вечера, когда её увели, чтобы отвезти в колонию строгого режима.

0

243

https://preview.ibb.co/hGhYKy/5.jpg

1 место - Нира О’Берн

https://2img.net/h/s8.postimg.cc/vquoukwtx/image.jpg

2 место - Сарра Смитт

https://i45.servimg.com/u/f45/19/78/72/27/img_5810.jpg

3 место - Баввур

https://cdn1.savepice.ru/uploads/2018/6/17/dea80095f036a827227a79c44f4d7ba7-full.jpg

4 место - Дерек Дрегон Ди Деноро

https://i12.servimg.com/u/f12/19/83/08/04/img_2010.jpg

5 место - Рехста

https://2img.net/h/s33.postimg.cc/4gi6onwen/image.jpg

0

244

***

Многословию чудища Сарра была рада ото всей своей до смерти перепуганной души: пока оно болтает - оно ее не ест! Ну, просто потому что есть и говорить одновременно - это же очень неудобно... Наверное. И это был, пожалуй, единственный плюс, потому что от смысла сказанного на сердце становилось дурно.
- Псих помешанный... - краткий комментарий едва слышно прозвучал из уст одновременно с рассказом о приключениях волка в таверне, впрочем, ничуть не перебивая тихоньким звуком продолжения - не менее впечатляющего. Два слова и расслышать-то могла, пожалуй, только стоящая совсем близко Силь. А Сарра в довесок лишь лёгонько, с чувством качнула из стороны в сторону головой: "Небо доброе, куда же я влипла?!" - Она уже сто раз успела пожалеть, как наткнулась у площади на них. Волк и немой - хах! Один оказался заодно с работорговцами, а второй - маньяк, вообразивший себя ее телохранителем.
Так он как запросто себя им обозвал, её мнением не интересуясь, так так же запросто себя через минуту придумает и ее личным телоразрывателем! Или как это назвать-то? И она о том опять узнает последняя, ага. Уже пост фактум.
...А мухоловка всё вещала о подвигах, вызывая каждым новым своим словом на и без того бледном девичьем лице выражение все большего ужаса. Еще и пошептаться с ней задумал, что ли?! - Сарра отпрянула от жуткой морды, едва устояв на ногах, когда та подалась к ней, и хотела бы ответить, поспорить даже... Но только с видимым усилием невидимый ком поперек горла ставший проглотила, и всё, лишь неотрывно глядя снизу вверх распахнутыми глазами на выставленные прямо у лица огромные окровавленные жвалы.
- Я н-не ззнаю. - совсем вдруг как-то не в тон первой смелости, промямлила про немого, мягко пятясь от монстра еще назад и вообще не сразу понимая при этом, что возмущение его было обращено не к ней, а к ушастой, которая уже передумала просить их о помощи, - "Они были вместе. Они с калекой были друзьями?! Ох..."
Ну всё. Это точно конец.
Или не конец? Мелодичный голос из-за чудовища стал настоящим лучиком надежды!
Сарра быстро, жалобно, перепуганная жутко, подняла глаза на говорящую женщину, и тут же отвела, боясь, как бы не заметил это Вурвен. А то ведь точно загрызет! Хотя, ему б сейчас в бега пускаться без оглядки... Но подсказывать она не собиралась: названная за множество убийств, совершенных из чистой бравады, кара была справедливой. А кто "подельник" из них остальных, кто нет - разберутся.


Сарра Смитт

0

245

http://img.ii4.ru/images/2018/05/21/1065450_U8uhJgD31Ik.jpg

Автор - Ширан.

0


Вы здесь » Мийрон » Фэнтези » Мистерия


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC